This is a Trial Version of Social Share & Locker Pro plugin. Please add your purchase code into Licence section to enable the Full Social Share & Locker Pro Version.
Дмитрий Березин

Работы Дмитрия Березина

Впервые мы познакомились с Дмитрием Березиным в 2016 году, когда он приехал к нам на выездной тренинг в Черногорию.

У него явно имелись способности, но в его рассказах отсутствовала структура и та особая «прозрачность», когда читатель вовсе не замечает текст и «смотрит» его, как кино.

Работы предстояло много, но Дмитрий упорно шел к своей цели. Он занимался как самостоятельно, так и по программе Личного коучинга, и теперь разница между «Было» и «Стало» видна невооруженным глазом.

С разрешения Дмитрия мы приводим один из его ранних рассказов, «Лестница», и начало нового романа-фэнтези, у которого пока еще нет названия.

БЫЛО

Рассказ «Лестница». 2016 год

История человека, который возненавидел Бога, и Бога, который полюбил человека.

– Больше ничего не осталось. Моё счастье похоронено на дне вместе с моей женой. Она ушла, оставив мне только море и проклятую Лестницу.

– Какой ты жестокий, Бог, не дающий людям жить и любить! Ты дал мне все о чем я просил, а затем показал Лестницу. Какое же ты чудовище!

Темные волны ударялись о каменный берег, пронзая тело Йонаса холодом. Он кричал на море, жестокое, как сам Бог. Прошло три года с тех пор, как Господь поломал его жизнь, подобно льву, ломающему хребет гиене ударом могучей лапы.

Я отголосок Ноя в опустевшем мире, последнее ристалище твоего духа. Избранный тобой, я пошел по воде. Она пошла со мной, и мы стали для тебя Адамом и Евой. Ты уничтожил нас за ведомые лишь тебе грехи.

Я найду Лестницу и поднимусь по ней. Я посмотрю в твои глаза.

Йонас посмотрел на горизонт. Розовый свет подымающегося солнца тянулся к нему сквозь соленый воздух. Он опустился на колени.

– Господь всемогущий. – Йонас сложил ладони, поднявшийся ветер растрепал ему волосы. – Да будет царство твое на земле, забытой тобой. Да будет на все жестокая воля твоя. Благословен Господь, смеющийся над нашими мечтами.

Йонас быстро поклонился, опустив голову на песок. Лоб прожгло болью, словно кто–то сделал на нем росчерк заостренным пером. Тонкая струйка крови стекла ко рту, наполнив его солоноватым привкусом.

На земле лежала серебряная фибула его жены. Конец длинной иглы, проходящей сквозь кованую спираль, окрасился алым. Йонас провел ладонью по горячему лбу и осторожно поднял украшение, пришедшее из давно позабытых дней.

***

Он брал ее теплую руку в свою, и они шли по воде вдвоем. Она наклонялась, ее волосы вытягивались в огненную плеть. Они часто бродили по морю. Говорили, пока горло не хрипело от слов и смеха, а губы не ныли от поцелуев.

В тот день она осталась в постели, смеялась и куталась в одеяло. Йонас остаться не мог. Его дар просился наружу, словно брошенный в темноте пес. Скулил и метался в закоулках души.

Он шел по воде, слушая Господа, и смотрел на отражающееся в воде небо. А затем увидел Лестницу из белого мрамора. Извиваясь, она уходила в небеса, и при солнечном свете казалась поседевшим от древности змеем, вечно ползущим обратно в Рай.

Мир накрыла тишина. Рокот волн, шум ветра и даже Его голос ушли, оставив их с Лестницей наедине. Йонас сделал шаг вперед, опустив руку на шероховатые перила. Они были теплыми.

Он поднялся выше, морская пена отсюда казалась начерченной линией. Что же там наверху? Господь молчал.

Йонас выдохнул, и помчался назад. Оступился и упал на море, соленая вода защипала глаза. Когда зрение вернулось, он увидел берег вдалеке и побежал.

Он поднялся по каменистому пляжу, чтобы войти домой и найти ее бездыханной. Он окутал ее плащом, заколов его той самой фибулой, чтобы не чувствовать потусторонний холод, отбирающий ее тело.

Вернулся, преодолевая поднявшийся шторм, чтобы молить Господа вернуть ее к жизни. Он так и не смог найти Лестницу. Мраморный змей уполз в Рай, оставив его в одиночестве.

Йонас опустился на колени и отдал жену морю, оставшись там до заката. Что было потом, он помнил плохо. Дни размыло тоской.

***

Теперь Йонас держал в руках доказательство того, что Бог о нем не забыл.

– Пришло время раскаяния, – сказал Йонас, ступив на водную гладь. – Для нас обоих.

Вскоре берег остался далеко позади, отсюда он походил на край Земли. На небе появились серые тучи. Они плыли отовсюду, не подчиняясь ни ветру, ни Богу.

– Йонас. – Слезы брызнули раньше, чем он увидел ее.

Впереди стояла его жена. Она дрожала от холода, сквозь прозрачное голое тело виднелось море. Ее огненные волосы выцвели.

– Анна.

Он хотел сказать ей хоть что–то, но слова потеряли значение. Они смотрели друг на друга, как люди древности, связанные лишь первородными чувствами.

Она коснулась его лба. На секунду он почувствовал, что умирает, а затем она убрала руку. Кровь на ее пальцах потеряла свой цвет.

– Мы встретимся? – спросила Анна.

– Да. – Йонас смотрел сквозь нее. Там вдалеке, одна за другой появлялись ступени.

Он шагнул вперед, и их тела слились. Она тихо вскрикнула, ее голос смешался с ангельским пением.

– Я люблю тебя, – шепнул Йонас и сделал еще один шаг.

Пение стихло, и тишина вернулась. Не оглядываясь, он направился к Лестнице.

***

По Лестнице спускался Господь.

От его шагов по мрамору бежали розовые волны, окрашивая камень в неземной цвет. “Яблоко”, – подумал Йонас и поднял голову. Господь, сокрушивший его жизнь, улыбался.

Господь подошел ближе. Его длинные темные волосы ниспадали на черный плащ. Тот самый плащ.

– Зачем? – Йонас вскинул руку. Господь замер.

Его темное–зеленые глаза встретились с глазами Йонаса. Это был единственный настоящий цвет. Цвет листьев Яблока.

– Как мог ты судить меня? Ты, не видящий мир, как я?

– Я был твоим пророком. – Йонас поклялся себе, что не отведет глаз. – Зачем ты забрал ее?

– Кого, Йонас? Твою жену или лестницу? – Улыбка Бога стала хищной. У Йонаса закружилась голова.

– Мою жену.

Господь спустился с лестницы, сев на последнюю ступеньку.

– Ты говоришь, что безгрешен. Что я наказал тебя по жестокости. Отвергаешь мой суд.

– Ты забрал ее.

Сверху послышался стук. По лестнице падали яблоки, розово–белые, настоящие. Они скакали по ступенькам, глухо ударяясь о мрамор. Казалось, Лестница плачет яблочным соком.

– Вера познается лишь в искушении, – Всевышний поймал одно яблоко и бросил в море.

В искушении. Йонас почувствовал, как его душа вмиг стала пустыней, весь песок которой унесло ветром. Он обернулся, но там не было никого.

– Кто я такой, чтобы судить тебя? – шепнул Йонас, опустившись на колени.

– Теперь все будет хорошо. – Господь улыбнулся ему так, как улыбалась лишь она. – Я люблю тебя, Йонас.

Он распростер объятия, и Йонас обнял его. Тело Господа пылало жаром Солнца. Йонас положил голову на его плечо, коснувшись щекой бархатной материи плаща. Запахло соленой водой. Он провел рукой по спине Господа, а затем вонзил фибулу в его сердце.

Игла вспорола ткань плаща и рывком вошла в тело. Господь беззвучно содрогнулся в его руках. Йонас осторожно опустил тело на море, и кровь смешалась с водой. Бог лежал на спине, глядя в небо пустыми глазами.

Йонас начал подъем по Лестнице, осторожно переступая рассыпанные яблоки. Пройдя сотню шагов, он остановился и посмотрел вниз. Господь отсюда казался маленьким пятном на воде. Крови не было видно вовсе.

“Должно быть, так видел нас Бог”, – подумал Йонас и, сделав еще несколько шагов, исчез в облаках.

СТАЛО

ВОЛК. Начало нового романа-фэнтези. 2019 год

Черный волк бежал вдоль реки, отвечая на зов. Языки пламени тянулись из его глаз к ночному небу, словно он горел изнутри. Тело молило о сне или смерти, но незримая сила гнала волка вперёд. Он промчался мимо высоких деревьев, мимо поля с шелестящей от ветра пшеницей и взбежал на холм.

Внизу лежало озеро, луна отражалась в нём, словно зрачок. Это озеро напомнило волку, что когда-то он был человеком. Вот что горит, обугливается и дымится у него внутри — человеческая душа. Что-то ужасное случилось на этом озере. Волк взвыл от боли и ужаса.

— Ко мне! — воззвал жестокий голос.

Волк бросил последний взгляд на озеро. Над водой подымалась острая чёрная скала, здесь был его дом…

“Замок. Мой замок“, — человеческая мысль шевельнулась в мозгу волка, как насекомое. Он замотал головой, пытаясь стряхнуть её.

— Ко мне!

Волк побежал на юг, оставив озеро позади. Пыльная дорога привела его к лесу с огромными, подпирающими небо дубами. Волк рухнул на землю, пересохший язык вывалился из его пасти, грудь тяжело вздымалась.

Из леса вышел другой волк — гигантский, белый. Каждая из его ног была как молодое дерево, длинная снежная шерсть колыхалась на ветру, жёлтые глаза сверкали в темноте. Чёрный волк заскулил, белый великан схватил его зубами, словно щенка, и понёс вглубь леса.

Тесно сплетенные кроны закрывали небо, но было светло — повсюду сновали волки, и в глазах их горел огонь. Посреди леса стоял человек. Волка бросили к его ногам.

— Знаешь, кто сделал тебя таким? — Человек погладил волка холодной рукой. — Знаешь, что ты потерял?

Человек запел на своём языке. Волки взвыли, птицы сорвались с веток, хлопая крыльями. Белый великан оскалился.

В руках человека вспыхнула зелёная звезда, земля у его ног содрогнулась и исчезла, образовав глубокую яму, которая наполнилась серебристой водой и превратилась в озеро.

— Твоя по праву. — Человек надел зелёную звезду волку на шею. — Это Бог Эймера превратил тебя в монстра, как и меня. Убей его.

Волк склонился над озером, зарычал и бросился в воду.

***
Дэн сидел за столом и сверлил глазами чистый лист бумаги. Прозвонил будильник — “00:00”.

Обычные будильники напоминают, что пора просыпаться, но у Дэна был другой — напоминающий, что пора засыпать. Как же он ненавидел этот будильник!

— 00:00. — Будильник ухмылялся Дэну зелёными глазами-нулями — Как продвигается новый роман? Еще один день, за который ты написал НОЛЬ слов? Пора спать, дружок! Прошёл еще один день, а с тобой снова ничего не случилось. Как и со мной, впрочем. Ничья, старина, ноль-ноль.

Дэн схватил будильник и замахнулся. Нет, так не пойдёт… Пусть эта зеленоглазая сволочь еще поживет и станет свидетелем его прорыва. Он поставил будильник на место, рядом с белым томом “Времени Королей» Дэна Диктума и окинул взглядом висящее на стене полотно.

Это был подарок Анны в честь выхода книги — сшитая на заказ карта королевства Эймер. Земли Лета, Осени, Зимы и Весны — его земли. Какими они теперь казались далёкими! Поля и равнины на юге, густые леса на востоке, неприступные горы на севере, западное озеро, которое рыбаки называют “Глазом”, и возвышающийся над ним Замок Весны…

История закончилась, а с ней закончилось его путешествие.

Дэн чувствовал себя ребёнком, бесцеремонно выброшенным из Нарнии. Что бы там ни говорили, счастье живёт лишь по одну сторону платяного шкафа. Плохая новость в том, что мы живём по другую.

Дэн уже собрался потушить лампу, как вдруг заметил, что тень в углу кабинета похожа на волка. Острые уши, вытянутая морда, пасть слегка приоткрыта. Может, остаться ненадолго, придумать историю о волках?

Как насчёт охоты в северных горах? Или волков в рыбацких деревнях? Что-то простое и честное, не из книг об Эймере, а из самого Эймера.

Сердце Дэна сжалось. Давно он уже не писал как ребёнок, не думающий о сроках и продажах.

Оторвавшись от тетради, Дэн вновь посмотрел на волчий силуэт. Волки. Охота. Люди. Звери. Монстры. И тут его осенило: “Линги!”

Дэн придумал лингов еще подростком. Идея заключалась в том, что люди, которым незачем жить, превращаются в монстров. Они сбегают из своих домов, дичают и собираются в особом месте, преисполненном тёмной магии. Например в лесу — почему бы и нет? Человеческая душа погребена внутри них, и единственный способ “расколдовать” линга — угадать, кем он был раньше и напомнить ему о чём-то, что он любил.

Как выглядят линги и как они связаны с Эймером, Дэн не знал. Так может, пусть выглядят как волки? Нужно придумать, кто из новых правителей Эймера стал лингом. Хм… Может быть, король Осени? Какое-то пророчество свело его с ума? Нет, Ултан Арбор хитёр и безжалостен. Он знает, что пророчества можно обойти.

— Эймер… — прошептал Дэн, и принялся строчить карандашом, словно одержимый.

Это было прекрасно — снова писать, снова жить. Прорыв плотины, электрический разряд в реанимационной, Большой Взрыв… Всё это — ничто по сравнению с чувством, когда руку обжигает морозный воздух, и ты понимаешь, что отыскал Нарнию.

Сухое рычание, похожее на голос из поломанного радио, заставило Дэна поднять глаза. Там, где была тень волка, теперь стоял… настоящий волк. Чёрный, с жёлтыми глазами. Зверь скалился, показывая белые клыки, с его мокрой шерсти капала вода.

— Что за… — карандаш выпал из руки Дэна и покатился по столу.

Волк раскрыл алую пасть и прыгнул.

Дэна спасла сущая мелочь: волк поскользнулся на мокром деревянном полу. Острые зубы щелкнули в дюйме от лица Дэна, волк ударился о край стола и, взвыв, упал на пол.

Дэн заорал, вскочил, опрокинув стул, и бросился к двери. За спиной снова раздалось рычание. Он обернулся — волк прыгнул. Дэн, зажмурившись, выставил вперёд руку. Острые клыки тут же впились в неё.

Дэн завопил и попытался выдернуть руку. Волк повис на ней, поднявшись на задние лапы, и Дэн со всей силы ударил его ногой в живот. Челюсти разжались, из руки хлынула кровь, Дэн припал спиной к стене. Здоровой рукой он нашарил тканое полотно и рванул его. Карта Эймера накрыла волка, словно сеть.

Дэн нащупал дверную ручку и задёргал её. Затрещала ткань, желтое пятно земли Лета разошлось посередине. В дыру просунулась сперва волчья морда, затем мощные плечи. Дэн заметил на груди волка медальон — хрустальный шар с пульсирующим зелёным огоньком внутри.

— Но как… — выдохнул Дэн, и тут свет в хрустальном шаре погас.

Волк мотнул головой, заскулил и нырнул обратно, скрывшись под полотном. Карта осела на пол, словно из-под неё вышел воздух.

В комнате стояла абсолютная тишина. Дэн таращился на обрывки карты, чувствуя, как силы покидает его, словно при отливе.

Дверь с грохотом распахнулась. На пороге стояла Анна — светлые волосы растрёпаны, пижама смята, сна ни в одном глазу. В руках у неё был пистолет.

— Что случилось?! Ты кричал…

Её взгляд остановился на разорванной карте, потом на перевернутом стуле и наконец на Дэне. Он открыл рот, но смог лишь простонать. Боль в руке нахлынула с новой силой. Дэн с ужасом посмотрел на рану — в алом месиве белела кость. Его замутило, и он осел на пол.

— Ну и синяк! — протянула Анна, осторожно взяв его руку. — Ты что, уснул и упал? Сколько раз я тебе говорила: ты себя выматываешь!

— Нужно остановить кровь… — прохрипел Дэн.

Глаза Анны округлились.

— Какую кровь?.. Твою мать, Дэн, я думала, тебя убивают! Зачем ты порвал карту?

Дэн перестал что либо понимать. Анна не видит его рану — как это возможно?

— Волк… — прошептал он. — Меня укусил волк. Мы сражались…

— Какой, к чёрту, волк? Ты бредишь!

— Волк из Эймера. Из моей книги.

Лицо Анны исказилось. Она не сводила глаз с Дэна.

— Ты меня пугаешь, — сказала она. — Это не шутки, Дэн, нужно показаться врачам.

— Это сон, да? — прошептал Дэн. — Я сейчас проснусь?

И всё же реальность — твёрдая и шероховатая — ощущалась повсюду: звуки, запахи, боль… Волк из Эймера его чуть не убил. Никто не поверит, но это так — Эймер существует.

И вопреки всему Дэн… невольно улыбнулся.

Если вы хотите познакомиться с Дмитрием и узнать, чем же закончится его история, присоединяйтесь к нему в Facebook.

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Отправить